В провинции у моря / XVI Фестиваль театров малых городов России

СТРАСТНОЙ БУЛЬВАР, 10 | Выпуск №1-211/2-018
Автор: Груева Елена


«Иблис». Иблис — Р. Зиннуров. Мензелинский татарский драматический театр им. С. Амутбаева

«Я бы «Одуванчикам» дал!» — сияющий от радости, сказал сразу после церемонии вручения призов XVI Фестиваля театров малых городов России режиссер Олег Липовецкий. «Сияющий» — потому что именно его спектакль «Мертвые души», поставленный в театре «Поиск» (г. Лесосибирск), только что получил Гран-при и путевку в Москву. А «Одуванчики» — это спектакль театра «Парафраз» из Глазова, «Вино из одуванчиков», главный конкурент «Душ». В реплике победителя вся соль уникального в пределах нашего отечества фестиваля, его атмосфера и его миссия.

Евгений Миронов, художественный руководитель Театра Наций — учредителя и организатора фестиваля, сумел добиться такой господдержки, которая позволяет ежегодно собирать со всей страны лучшие коллективы в одном из малых городов и обеспечить их проживание в течение всей фестивальной недели, возможность смотреть спектакли друг друга, участвовать в их обсуждениях и совместных мастер-классах. Знакомства, ежедневное общение, возникновение новых творческих идей и союзов — живые связи, «прошивающие» все театральное пространство страны, творящие общий контекст, определяющие систему координат. Образовалось настоящее актерское содружество. Тому пример, с какой самоотдачей и импровизационным мастерством в этом году произошли три срочных ввода. В спектаклях «Ревизор» и «Смерть Тарелкина» неожиданно по разным причинам выбыли из строя три исполнителя. Их срочно заменили актеры из других театров Петр Незлученко, Кирилл Имеров и Игорь Булыгин. Вошли как родные! Жюри даже учредило новый приз «За актерское братство и мастерство», который с радостью вручило всем троим.

Не стоит забывать, что именно театров малых городов в России больше любых других, что они работают в самых отдаленных уголках (афиша 2018 собрала урожай из 16 спектаклей от Минусинска на востоке до Советска на западе), что они чаще всего в своих городах становятся единственным местом живого общения с культурой страны и мира. Цели фестиваля не только эстетические, но и просветительские, и культуртрегерские. Поэтому программа получается неровная. В нее попадают и лучшие спектакли, которые с каждым годом все чаще потом становятся номинантами, а то и лауреатами «Золотой Маски». И спектакли театров, прежде в фестивальное движение не вовлеченных, но живых, нуждающихся и стремящихся к развитию. Такой новый участник — новая точка роста.

Важно даже то, что каждый год меняя место проведения, фестиваль способствует обновлению сценических площадок, на которых проходят показы. И привлекает новых зрителей. На сей раз таким местом впервые стал Новороссийск. Труппа Муниципального драматического театра им. В.П. Амербекяна состоит отчасти из актеров-любителей. Играет свои спектакли не каждый день. Впервые стала участником фестиваля только в прошлом году и получила приз «Надежда», что сразу привлекло к ее судьбе внимание местных властей и в разы увеличило посещаемость. В этом году в конкурсную афишу впервые вошли спектакли из Кинешмы, Тары, Мензелинска, Нижнего Тагила и Мичуринска. И вновь приз «Надежда» был вручен одному из «дебютантов». Его получил изумительно пластичный и точно исполняющий замысловатый режиссерский рисунок молодой актер Мензелинского государственного татарского драматического театра имени С. Амутбаева Рустем Зиннуров за роль Иблиса в спектакле «Иблис» в постановке Сергея Потапова.

Большую роль на фестивале играет председатель жюри — каждый год новый, но всегда известный актер и настоящий Мастер. Искренний восторг Игоря Костолевского или точные профессиональные подсказы Ольги Остроумовой для участников бывали дороже всяких призов. А Ольга Михайловна и сама настолько увлеклась происходящим, что стала постоянным членом жюри. Повезло фестивалю с председателем и в этом году. Игорь Скляр сразу предупредил, что никакой снисходительности от него ждать не надо. И, действительно, планку задал высокую, но очень точно аргументировал свою позицию, объяснял профессиональные нюансы в актерских работах, с участниками был честен, открыт и доброжелателен. А потому Приз Председателя жюри, который Игорь Скляр вручил актеру театра «Парафраз» (г. Глазов) Игорю Павлову за роль Тома в спектакле «Вино из одуванчиков» прозвучал как настоящее признание мастерства товарища по цеху.

Нынешний фестиваль выявил и очень тревожную тенденцию. Сам он — своеобразная вершина айсберга, праздничное событие большой Программы поддержки театров малых городов России, которую проводит Театр Наций. Буднями же этой программы является режиссерская лаборатория, руководимая Олегом Лоевским, которая в течение года путешествует по разным городам, причем, преимущественно тем, чьи театры пока еще не знакомы с новым поколением режиссеров и мало работают с современной российской драматургией. В результате за неделю работы возникают 3-4 эскиза спектаклей. Раньше удачный эскиз становился поводом для заключения с режиссером нормального контракта, по которому он имел возможность довести за месяц-полтора работу до полноценной премьеры. И часто такие премьеры потом становились событиями Фестиваля театров малых городов. Но в этом году в Новороссийск приехали несколько спектаклей, якобы выросших из эскизов, которые на самом деле эскизами и остались. То есть театры, решив не тратится на репетиционный период, просто включают в репертуар очевидные полуфабрикаты. Режиссеры Михаил Заец («Чудный день, чтоб сдохнуть»Новороссийский драматический театр им. В.П. Амербекяна), Вячеслав Тыщук(«Случай на станции Кочетовка», Нижнетагильский драматический театр им. Д.Н. Мамина-Сибиряка), Евгения Беркович («Отрочество», Драматический театр «Колесо» имени Г.Б. Дроздова, г. Тольятти), придумав яркий ход для эскиза, потом получили от двух до семи репетиционных точек для завершения работы. В результате родились приблизительные наброски, с непродуманными внутренними связями, с однозначными, лишенными нюансов смыслами. При этом потенциал всех трех спектаклей очевиден. Ему просто не дали реализоваться.

Еще одна тенденция, над которой стоит задуматься: фаворитами фестиваля 2018 года стали комедии, чего раньше не было. Гран-при «Лучший спектакль большой формы» — «Смерть Тарелкина» А.В. Сухово-Кобылина (режиссер Павел Зобнин, Серовский театр драмы им. А.П. Чехова, г. Серов, Свердловская область), Гран-при «Лучший спектакль малой формы» — «Мертвые души» по мотивам поэмы Н.В. Гоголя (режиссер Олег Липовецкий, Городской драматический театр «Поиск», г. Лесосибирск, Красноярский край), Приз «лучший актерский дуэт» — Ирина Несмиянова и Полина Козловская в спектакле «Ревизор» Н.В. Гоголя (режиссер Артем Терёхин, «Тильзит-Театр», г. Советск, Калининградская область). Все три спектакля весьма схожи по режиссерскому подходу. Это — «праздник театральности», что называется, упоение игрой, свободой существования на сцене, контактом со зрителями, очаровательное актерское хулиганство. Причем, вовсе не бессмысленное упоение. Текст звучит чрезвычайно актуально и остро резонирует с публикой. Но за смыслы во всех трех постановках отвечают классики, написавшие текст, а режиссеры вместе с актерами увлеклись изобретением гэгов и милых черточек в броской характерности персонажей. Театры дальше не пошли, в глубины не заглядывали, личных откликов не искали. Получилось очень весело, сыгранно легко и азартно.

Режиссер Олег Липовецкий разложил поэму Гоголя «Мертвые души» всего на три голоса. Три скучающих в магазине секонд-хенда продавца с удивлением обнаруживают на прилавке книжку в мягкой обложке и от нечего делать начинают ее читать. Один (Олег Ермолаев) за Чичикова, а двое других (Максим Потапченко и Виктор Чариков) за всех остальных. Все магазинное старье идет в дело моментального преображения актеров из одного персонажа в другой на глазах у зрителя. Фантазии море, точных находок тьма, упругий ритм стремительно нарастает, тройка (конечно, птица) набирает ход, три часа пролетают махом. Но… чем лично режиссера и актеров зацепил полет птицы-тройки: напугал или обрадовал, или разочаровал? Не важно. Главное — красиво летит.

Режиссер Павел Зобнин пьесе «Смерть Тарелкина» персонажей, напротив, прибавил. И каждому из них сочинил целый каскад трюков. Сценограф Евгений Лемешонок создал образ темного подвального чрева огромного дома, где среди проржавевших урчащих труб только оборотни в погонах и без обитать и могут. Во втором акте подвал этот оборачивается современной ментовкой, но сути своей — чрева ненасытного — не меняет. Царит здесь громокипящий Расплюев (Петр Незлученкоспец-приз Ольги Остроумовой). И порой кажется, что он и есть человеческое воплощение этого чрева, оборачивающегося то подвалом, то ментовкой. Спектакль намеренно избыточный, неугомонный, порой очень смешной, но не страшный. Оборотничество здесь сродни актерству, и каждый оборотень по-своему обаятелен.

Приз «За лучшую женскую роль» разделили две юные актрисы: Александра Комлева за роль Анны и Анна Дунаева за роль Марии в спектакле «Карл и Анна» Леонгарда Франка (режиссерДенис Хуснияров, Русский драматический театр «Мастеровые», г. Набережные Челны). Они сыграли историю двух подруг, ждавших одного и того же мужчину Карла с Первой мировой: жену Анну и безнадежно влюбленную Марию. Сюжет бродячий: через много лет возвращается из плена солдат, уверяющий, что он Карл, которого изменила до неузнаваемости война, но он до мелочей помнит жизнь с любимой Анной. Мария не верит, но Анна в конце концов приняла его как мужа и полюбила. А потом возвращается настоящий Карл. Дениса Хусниярова заинтересовали не мелодрама или детектив, которые обычно извлекают из этого сюжета. Он поставил спектакль о том, что с войны нельзя вернуться, и что любовь сильнее смерти. Лаконичная холодно-серая сценография Елены Сорочайкиной — вздыбленный войной пол когда-то уютного дома, рассеченный провалом, или окопом, или дорогой, уходящей из мирной жизни. Теплый свет Александра Рязанцева, рисующий профили героев — живых на фоне смерти. Статичные мизансцены, срывающиеся в экспрессию танца. Тишина долгих пауз в немногословном диалоге, взрывающаяся грохотом боя или отчаянным зонгом. Нарочито эстетский режиссерский рисунок, снимающий даже намек на сентиментальность. И пронзительное, подлинное, каждый миг наполненное существование актеров, когда событием становится тень улыбки, взгляд, неуверенное прикосновение… Жюри могло бы отметить работу всего квартета, но у Алексея Ухова и Михаила Шаповала оказался безоговорочный конкурент.

Единогласным решением жюри приз «За лучшую мужскую роль» был присужден Дамиру Салимзянову — режиссеру и исполнителю главной роли в спектакле «Вино из одуванчиков» по повести Рэя Брэдбери. Салимзянов-актер играет двенадцатилетнего Дугласа с простодушием и азартом подростка, но в то же время и с мудрой теплотой любящего его взрослого. И спектакль у Салимзянова-режиссера столь же объемен: легкий, уморительно смешной, но о трагическом осознании человека себя смертным. Ватагу предающихся всем радостям лета и каникул детей играют корифеи замечательной труппы «Парафраза», с присущей им правдой чувств, но без тюзовской попытки изображать «очаровательных малышей». Просто они уверены, что мир создан для них, что он вечен и уже ими понят. Стариков же, историям которых дети не очень-то доверяют, играют юные студийцы театра. Потому что в «вечном мире» не может быть и намека на близость ухода. Поэтому, когда умирает юная любимая бабушка Дугласа, так остро сочувствуешь его обиде. Он воспринимает смерть как предательство. Какой смысл в лете, в сборе одуванчиков, в новых кроссовках, в жизни, если все это может кончиться?

В маленьком городе Глазове спектакли долго не живут. Публики не хватает больше чем на сезон-два проката, даже если зрители смотрят их по несколько раз. Да и у бедно живущего театра «Парафраз» нет места для хранения декораций. Обычно они служат материалом для декораций следующей премьеры. «Вино из одуванчиков» вряд ли доживет до следующего года. Когда Игорь Скляр об этом узнал, то возмутился: «Как можно? Этот спектакль нужно по всей России возить, чтобы все увидели, что значит живой театр». Наверное, правительственной Программе поддержки театров малых городов России не помешало бы дополнение в виде мобильного продюсерского центра, организующего гастроли лучших спектаклей по всей стране: «Малые гастроли», например, по аналогии с «Большими гастролями». Но в ближайшие годы об этом и мечтать не стоит. Жаль, что ни два приза жюри, ни приз Ассоциации театральных критиков «За свободу театрального мышления», полученные спектаклем Дамира Салимзянова, не дают ему шанса приехать хотя бы в Москву. И ради этого я бы Гран-при тоже «Одуванчикам» дала.