Герои Гоголя в конной упряжке: спектакль фестиваля «Молодые театры России»

пульс live | Оригинал статьи
Автор: Анфиса Пушкина


Сцена из спектакля «Мертвые души»
Фото Анны Щегловой

На завершившемся в Омске фестивале «Молодые театры России» постановку «Мёртвые души» театра «Поиск» из Лесосибирска можно считать одной из самых необычных. «PulsLive» оценил спектакль и пришёл к выводу, что в стремлении к оригинальности коллектив не испортил классику, а вот ещё более интересной её сделал.

Инсценировку прозаического произведения Гоголя (хоть, как известно, автор и концептуально называл его поэмой) осуществил режиссёр Олег Липовецкий. Главное и самое необычное здесь то, что все роли сыграли всего три актёра. Чичикова и ещё пару ролей сыграл Олег Ермолаев, а Виктор Чариков и Максим Потапченко — все остальные, от Плюшкина, Ноздрёва и Коробочки до кучера Селифана и лакея Петрушки. Это не прихоть и не вынужденный ход из-за дефицита кадров, это — сознательное концептуальное решение. По замыслу режиссёра три актёра — прежде всего три коня знаменитой птицы-тройки, которая куда-то летит и не даёт ответа, куда. Гнедой, Чубарый и Заседатель. И потом уже все остальные.

Сцена из спектакля «Мертвые души»
Фото Анны Щегловой

Это, конечно, и интересно, и тяжёлое испытание для артистов: почти моментельно переходить из одного образа в другой. Быстро переодеваясь и одновременно меняя пластику, интонации и голос. Часто эти образы гротескны: взять хотя бы не то что медвежью походку, а какую-то поступь Терминатора супругов Собакевичей, или буйное сумасшествие Ноздрёва (Потапченко), в своих бреднях и необузданности похожего больше на безудержного рэйвера 90-х, чем на русского помещика, хоть и разгульного. Кстати, именно этот герой чуть ли не больше всех заставляет публику разражаться хохотом, бегая по сцене в том числе в розовых трусах и разных париках. Да и один из диалогов Ччичикова с ним происходит как на дискотеке — под горохочущую танцевальную музыку. Современность и прошлое причудливо переплетены с самого начала — когда актёры непринуждённо здороваются, поднимаются на сцену из зала и начинают опись чьего-то имущества как настоящие судебные приставы.

Сцена из спектакля «Мертвые души»
Фото Анны Щегловой

Сценография при этом проста — вешалка с большим количеством разной одежды справа, длинный стол слева. Демонстрируя условности этого интерьера, герои и «проскачут» здесь по дорогам, и посетят Плюшкина (в исполнении Потапченко это выдающийся фрик, в котором совмещены и его комичное сумасшествие, и лирика, и драма), и переночуют у Коробочки, которая чуть с ума не сойдёт, пытаясь понять, как это возможно — продать «мёртвые души», и устроят полицейский допрос всех причастных на тему «А не шпион ли Чичиков и не замышлял ли похитить губернаторскую дочь?».

Умело вгоняя зрителя в дорожную сладкую тоску и эскапизм с помощью и соответствующей заунывной и одновременно танцевальной музыки, «Поиск» показывает: театр он дерзкий, необычный и оригинальный. Это настоящая мозаика, которая в финале разражается околофилософскими рассуждениями, но тоже с юмором. Его версия поэмы Гоголя запоминается надолго и зрителю, пожалуй, интересно посмотреть её и второй раз. Хорошо, что теперь её смогла увидеть и омская публика.