Вспоминая жизнерадостные «Мёртвые души»

ПОРТАЛ «LSM.LV» | Оригинал статьи

Автор: Либа Меллер


Фото: Юлия Гридина

Даже не верится, что с момента окончания театрального фестиваля «Золотая маска в Латвии» прошло всего — уже? — полторы недели. Из-за локдауна и его ограничений кажется, это было в прошлой жизни. Тем приятней думать о трех часах настоящего чуда.

Долгожданный юбилейный фестиваль, отложенный год назад из-за «ковида», им же был основательно подпорчен и на этот раз. Не успел он начаться, как был объявлен режим ЧС, из-за условий которого организаторам пришлось не по своей вине извиняться перед публикой, что последние спектакли пройдут в наполовину заполненных (точней, опустошенных) залах. А вскоре грянул локдаун, в результате «Горбачева» Алвиса Херманиса латвийские зрители вообще не увидели. Заключительным спектаклем 15-й «Золотой маски в Латвии» стал показ «Мертвых душ» в Лиепае.

В зрительном зале всё было по правилам ЧС — занята лишь половина кресел, причем в шахматной рассадке. Дурацкое зрелище. Театральные ряды — как зубы выбитые. И тоскливое чувство утраты, ведь последний спектакль перед долгой разлукой с театром…

Рижане «Мертвые души» из невероятно от нас далекого российского Лесосибирска увидели накануне. Как выяснилось уже после показа в Лиепае, российские актеры с удовольствием прочли рецензию коллеги Андрея Шаврея сразу после публикации, как раз перед выходом на сцену Лиепайского театра. Но это я вперед забегаю. Сначала надо наконец-то выплеснуть свой восторг от увиденного.

Признаться, очень люблю театральное хулиганство. Это когда берется классическая вещь, текст звучит — хоть построчно сверяй, а на сцене творится нечто невообразимое и потрясающе драйвовое, оторваться невозможно. Из виденного в последние годы это, безусловно, «Волки и овцы», которых привозили в 2016-м в Кулдигу на фестиваль «Театр всюду!» «ТОМ Голомазова» вместе с Театром на Малой Бронной. Это «Шекспир», поставленный Элмаром Сеньковым в Лиепайском театре. И, разумеется, «Женитьба» в постановке Сергея Землянского (ладно-ладно, в ней слов вообще нет, но не это главное). Это — навскидку, что сразу вспомнилось в качестве примера.

Так вот, «Мертвые души» от театра «Поиск» — театральное хулиганство высшей пробы. Коллега Шаврей совершенно справедливо отметил, что это «просто феерия на три часа с антрактом» — и немало рассказал о постановке. Ну, стало быть, и мне тоже позволительно перечислить несколько особо запомнившихся моментов.

Знаете, как выглядят эти самые крестьянские «мертвые души», которые старательно скупает Чичиков? Вся левая сторона сцены увешана белыми исподними рубахами, правая — темными штанами и рубашками. Так вот. Души — это штаны. Чичиков их складывает в тряпичные сумки… И обнаруживает, что Собакевич подсунул ему еще и женскую душу, ту самую Елизавету Воробей, когда вытаскивает из одной сумки платье. Темное с белым кружевным воротничком. Почти гимназическое.

…Две богомольные старушки, помещица Коробочка и ее горничная Фетинья, защищаются от искусителя-скупщика душ Чичикова, выставляя перед собой не икону, а ту самую книжку с «Мертвыми душами», с чтения которой и начинается спектакль.

…Ноздрев и Чичиков играют в шашки табуретками и стульями, быстро перетаскивая их туда-сюда.

«Птица-тройка», то есть Олег Ермолаев, Виктор Чариков и Максим Потапченко — играют потрясающе. Моментальные перевоплощения — вообще чистый восторг. Особенно самый безумный персонаж — Ноздрев в невероятном исполнении Максима Потапченко.

В антракте нечаянно подслушался диалог смешанной пары, латышки и русского. Говорили они на двух языках сразу, то и дело с одного на другой перепрыгивая:

— Как, ты не читала «Мертвые души»?
— Я в латышской школе училась, у нас этого в программе не было…
— Если честно, я и сам их до конца не прочел и не помню, чем там всё заканчивается…

В финале, как и во время показа в Риге, тоже был аукцион, и томик «Мертвых душ» с автографами актеров купил за 20 евро тот самый господин, услышанный в антракте. Причем места этой пары были на балконе, брошенная вверх Олегом Ермолаевым книга была успешно поймана и вниз спланировала купюра… А потом были долгие, очень долгие аплодисменты. Актеры раза четыре на поклоны возвращались, если не больше.

На скромном after-party, фактически закрытии «Золотой маски», удалось немного поговорить с Олегом Ермолаевым. Немного — потому что после трех часов на сцене с такой отдачей парни очень устали, это было заметно, несмотря на их улыбки.

— Для нас это первые зарубежные гастроли, нам не с чем сравнивать. На наш взгляд, принимали очень хорошо. Хотя, как бы банально это ни звучало, публика отличается от российской. Нам объяснили, что это специфика такая у латвийской публики — принимать достаточно сдержанно, а потом аплодировать и купать в овациях. После первого выхода на поклоны мы поняли, что всё хорошо, хотя во время спектакля мандраж был — может, что-то не доносим, что-то не так. Тем более, что здесь зал намного больше нашего, у нас он очень маленький… В Риге мы играли в Малом зале Латвийской Национальной оперы, там было комфортней, мы лучше видели зал. А тут, в Лиепае, еще и рассадка эта странная, при ней зритель себя ощущает более скованно. Когда людей больше, проще начать смеяться, как-то реагировать на происходящее на сцене, — сказал Олег Ермолаев.

Актеры «Поиска» никогда в Латвии раньше не были, даже туристами. Как пояснил Олег: «От нас это очень далеко, в отпуск проще в Таиланд улететь, чем к вам приехать».

— От нас народ к вам туда, в Красноярский край, и высылали, так что мы знаем хотя бы, что это очень далеко, — заметил автор Rus.lsm.lv.

— Да у нас многие так и оказались… Моих бабушку и дедушку, немцев, тоже сослали. Так что пересечение судеб у нас большое, начнешь копать — многое можно узнать, — развел руками Олег Ермолаев.

…Жаль, конечно, что прекрасно поставленные и великолепно сыгранные «Мертвые души» из Лесосибирска пронеслись по театральному небосклону Латвии стремительной «птицей-тройкой» и вряд ли еще раз приедут…