Подцепить театральный вирус и понять свое тело. Как образовательная программа «Территории» меняет жизни актеров и режиссеров

ЖУРНАЛ «СНОБ» | Оригинал статьи

Автор: Маргарита Шило


Спекстакль «SHOOT / GET TREASURE / REPEAT»
Фото: Мастерская Брусникина

За 16 лет фестиваль «Территория» стал одним из самых ожидаемых событий в театральной жизни страны. И многие будто забыли, что это еще и школа с мощнейшей образовательной программой, возможность для молодых режиссеров, актеров, драматургов и хореографов из российских регионов собираться в Москве, чтобы встретиться с видными практиками и теоретиками современного искусства, познакомиться друг с другом и заново изобрести себя. «Сноб» поговорил с участниками профессиональной программы разных лет о том, как она повлияла на их карьеру и, как следствие, на развитие театров в регионах.

 

Данил Чащин, режиссер, Тюмень, выпуск 2013 года:

Для меня решение приехать на «Территорию» стало судьбоносным. На тот момент я жил в Тюмени, городе со скромной театральной жизнью. И вот я приехал на фестиваль и увидел мощные спектакли европейского уровня. С нами работали Кирилл Серебренников, Томас Остермайер — причем не просто читали лекции на видео, а устраивали живой диалог. Театральный вирус буквально попал в меня, заразил — и потом весь следующий год я жил на этом кураже.

Я вернулся в Тюмень абсолютно завороженным и почти сразу придумал спектакль-променад. Мы играли «Божественную комедию» на четырех этажах, а впервые постановку такого формата я увидел как раз на «Территории». Позже я отправил видеозапись этого спектакля приемной комиссии Школы-студии МХАТ. Променад понравился режиссеру Виктору Рыжакову и арт-директору центра Мейерхольда Елене Ковальской — и они решили взять меня в магистратуру. Так моя жизнь круто изменилась.

В последние годы региональный театр усилился, стал интереснее. Подтверждение тому — фестиваль «Золотая маска» и то, какие спектакли приезжают в Москву. Все идет от яркой личности, человека с харизмой, который может объединить вокруг себя людей. И сейчас в регионах все чаще появляются такие смельчаки.

Деление театров на провинциальные и столичные очень условно. В Москве много театров, которые по художественному уровню можно было бы назвать провинциальными, а в регионах много сильных театров. В театры Новосибирска, Екатеринбурга, Перми люди специально приезжают из других городов, чтобы посмотреть спектакли. Пока есть такие примеры, я думаю, у театра есть будущее.

 

Максим Потапченко, актер, Лесосибирск, выпуск 2017 года:

До 2017 года я воспринимал театр как место, где актеры в костюмах играют среди декораций и света исключительно по канонам русской классической драматической школы. Но на «Территории» мои представления о театре перевернулись с ног на голову. Тогда я пообщался с мэтрами вроде Яна Фабра, Штефана Кэги и Анатолия Васильева. Я никогда не думал, что встречу их, а здесь они читали лекции, и в результате я начал смотреть на театр под другим углом. Одним из самых больших откровений стало то, что театр может быть и без людей, и без декораций, и здание театру необязательно нужно.

Чему я научился на «Территории»? Воспринимать искусство по-другому. У меня как будто шоры слетели с глаз, мое видение расширилось. А еще я совершенно иначе стал воспринимать собственное тело. Вместе с компанией Яна Фабра Troubleyn мы три дня занимались актерским тренингом. Я никогда не думал, что тело может выдерживать такие нагрузки и вести себя совершенно по-другому, не так, как в обычной жизни. Это был сильный опыт.

После обучения я стал больше внимания обращать на современное искусство. Я изучал современных художников, режиссеров, перформеров. Читал что-то про них. Для меня открылся новый мир. Может быть, это просто совпадение, но именно с 2017 года наш театр стал больше ездить по гастролям, показывать свои работы на фестивалях. Я стал встречаться со многими интересными людьми, больше стал работать над собой — от этого моя профессиональная жизнь улучшилась. Например, после учебы на «Территории» я захотел придумать моноспектакль. Понял, что готов, решился на этот шаг — и спектакль получился отличным.

Сегодня региональные театры по качеству театрального продукта не уступают столичным. С чем это связано? Не знаю. Может, вырос уровень профессионализма. А может, дело в режиссерах, которые приезжают из других городов и вдыхают в театры новую жизнь. Например, наш театр последние десять лет работает только с приезжими режиссерами, штатного у нас нет. Это сильно развивает. Вообще сегодня в регионах есть много возможностей в плане творчества и собственного развития. Работать и быть хорошим артистом можно везде.

 

Мария Качалкова, хореограф, Кострома, выпуск 2018 года:

Для меня школа «Территории» — плодотворная среда, где созданы все возможности для открытого диалога с разными художниками, режиссерами, драматургами, актерами, где есть возможность задавать вопросы и раздвигать свои профессиональные границы. Образовательная программа настолько интенсивна, что я до сих пор, даже спустя три года, возвращаюсь к своим заметкам, чтобы обновить знания. Обучение запустило во мне творческий процесс и изменило подход к работе, инструментарий и язык сообщения.

Сильнее всего меня впечатлил формат и структура события: теоретические занятия сменялись функциональными практическими встречами, а в завершение каждого образовательного дня мы смотрели спектакли лучших российских и европейских компаний, театров и перформеров. Каждый паблик-ток побуждал к действию, к формулировке и поиску своей эстетики. Навык утверждения своей художественной концепции с помощью точного исследования и опоры на собственный запрос и сегодня поддерживает меня в каждом новом проекте.

Вообще чем больше ты учишься, общаешься, путешествуешь, тем лучше слышишь себя как художника. Полученный на фестивале заряд энергии буквально переполнил меня: мне до сих пор хочется делиться знаниями и задавать свою систему координат. Это самый ценный опыт: найти или придумать нечто новое и справиться с предложенными обстоятельствами. Искусство и эксперимент — лучшее средство для самоопределения.

 

Максим Трофимчук, актер, Воронеж, выпуск 2018 года:

«Территория» мощно меня зарядила, побудила активно развиваться, а еще научила многозадачности. Образовательная программа была очень насыщенная: мы смотрели спектакли и участвовали в мастер-классах от заката до рассвета. Чтобы взять максимум из предложенного, важно было научиться грамотно распределять силы и время.

Мощнейшим событием в моем фестивальном опыте стал просмотр «Тристана и Изольды» японского дуэта Сабуро Тэсигавары и Рихоко Сато. Обычно я смотрю пластические спектакли довольно отстраненно, но эта постановка меня просто поразила: я буквально физически ощущал погружение, окунулся в спектакль с головой.

Сегодня в мире театра границы исчезают. Мы живем в век технологий и невероятной коммуникации — это дает много возможностей. В будущем, я думаю, театр станет еще более технологичным, чем-то средним между собственно театром и научным центром. Но в то же время, мне кажется, будет востребован и театр простой (в самом лучшем смысле этого слова), где прежде всего значим человек со всеми своими внешними и внутренними перипетиями.